Показания Сергея Зикрацкого, представителя Светланы Тихановской по правовым вопросам, на слушаниях Хельсинкской комиссии

21 сентября, 2021 года

«‎Уважаемые члены Комиссии!

Меня зовут Сергей Зикрацкий, я представитель Светланы Тихановской по правовым вопросам. В течение 10 лет я занимался юридической практикой в Беларуси в качестве консультанта и адвоката. В марте 2021 года я был исключен из Минской областной коллегии адвокатов. 

Для меня честь дать показания на слушаниях Хельсинкской комиссии при Конгрессе США «На пути к справедливости и свободе в Беларуси».

Контекст

С момента, когда в мае 2020 года была объявлено о начале предвыборной кампании, граждане нашей страны столкнулись с увеличивающимся ограничением их прав и основных свобод, отсутствием независимой судебной системы и отказом государственных органов соблюдать закон. Это, в собоенности, затронуло избирательное законодательство, права граждан на мирные собрания и свободное выражение своего мнения – всего, что затрагивает политическую активность беларусов. 

Еще летом 2020 года адвокат Максим Знак назвал ситуацию в Беларуси правовым дефолтом. Этот термин означает отказ государственных органов исполнять собственные законы. В сентябре 2020 года, спустя несколько месяцев после того, как Максим впервые использовал это понятие, его задержали и поместили в СИЗО. Через год, в сентябре 2021 года, его приговорили к 10 годам тюремного заключения.

После выборов 2020 года ситуация с правами и свободами в Беларуси только ухудшалась. Мирные протесты, которые начались после выборов, жестоко подавлялись. Для этого использовали спецтехнику, светошумовые гранаты и резиновые пули. Несколько человек были убиты силовиками. Случаи гибели еще нескольких человек должным образом не расследованы. На сегодня речь идет о 10 погибших, их смерть либо напрямую связана с протестами, либо есть на это есть подозрения, а власти не предоставили убедительных доказательств обратного. 

За первые 3 дня после выборов за участие в мирных акциях протеста были задержаны более 7000 человек. Всего с лета 2020 года по настоящее время по административным делам было задержано более 37 тысяч граждан. По подсчетам правозащитников, репрессиям в различных формах подверглись почти 50 тысяч беларусов. Самым массовым правонарушением, за которое граждане Беларуси привлекались к административной ответственности в 2020 и 2021 годах, стало «нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий». Преследование граждан просто за участие в мирных акциях протеста ярко свидетельствует о несоблюдении прав человека. О грубом нарушении прав человека говорит и тот факт, что эта статья Кодекса об административных правонарушениях является основной статьей, по которой государство привлекает людей к ответственности.

1. Уголовное преследование лиц, участвующих в акциях протеста и выражающих свое мнение

Помимо заведения административных дел, государство также привлекает политических активистов к уголовной ответственности.

15 сентября 2021 года было помиловано 13 человек, ранее осужденных по политическим мотивам. Это число может показаться значительным, но оно блекнет на фоне числа политзаключенных, оставшихся под стражей. По состоянию на 17 сентября 2021 года, 666 человек по-прежнему признаны политзаключенными.

В то же время реальное число заключенных по политически мотивированным обвинениям намного выше. Это объясняется тем, что семьи заключенных не всегда хотят, чтобы их родственники признавались политическими заключенными, поскольку за этим статусом может последовать более жестокое обращение. Также не все уголовные дела попадают в поле зрения правозащитных организаций.

Следственный комитет Беларуси заявил, что после выборов 2020 года против беларусов было возбуждено более 4600 уголовных дел, связанных с протестной активностью. Таким образом, лиц, которые привлечены или могут быть привлечены к уголовной ответственности по политически мотивированным делам, может быть в разы больше, чем политзаключенных, которые признаны правозащитными организациями.

Мой анализ показывает, что наибольшее количество граждан преследуются по статьям: «Массовые беспорядки», «Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них», «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел», «Оскорбление Президента Республики Беларусь» и «Оскорбление представителя власти».

В качестве примера приведу политически мотивированное дело журналисток Екатерины Бахваловой (псевдоним – Катерина Андреева) и Дарьи Чульцовой. У меня достаточно оснований говорить об этом деле, потому что я защищал Екатерину Бахвалову в суде. Журналистки вели прямую трансляцию мирной акции протеста из квартиры жилого дома. Позже они вышли на улицу, чтобы поговорить с протестующими и показать интервью в эфире. В тот же день они были задержаны, а затем приговорены к двум годам лишения свободы за якобы организацию и активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Суд постановил, что журналистки координировали акцию протеста путем трансляции происходящего на площади. То, что журналистки вышли на проезжую часть, когда говорили с митингующими, суд расценил как активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Екатерина Бахвалова и Дарья Чульцова признаны политзаключенными.

Я твердо убежден, что все 666 граждан, признанных политзаключенными по стостянию на 17 сентября 2021 года, задержаны безосновательно, а их заключение политически мотивировано.

2. Пытки протестующих

За первые 3 дня после выборов, 9-11 августа 2020 года, было задержано более 7000 человек. Большинство из них подвергались пыткам и унижающему их достоинство обращению. Людей содержали в переполненных помещениях: согласно свидетельствам очевидцев, полученным Международным комитетом по расследованию пыток, тюремные камеры, рассчитанные на 4 человека и размером около 12 м2, были заполнены 35-50 людьми; таким образом, в среднем на 1 м2 пространства приходилось 4 человека. Люди задыхались, у некоторых случались панические атаки, некоторые теряли сознание из-за нехватки кислорода. Многие женщины долгое время старались не ходить в туалет, так как в камерах было и без того тяжело дышать. Имеется достаточно свидетельств того, что задержанных избивали, унижали и угрожали им сексуальным насилием. Многие родственники на протяжении нескольких дней не могли найти членов своих семей. 

В 2020-2021 годах администрация мест содержания под стражей по прямому указанию Министерства внутренних дел создало «особые условия» для задержанных или арестованных по политическим мотивам. Это, по сути, бесчеловечное обращение, заключающееся в умышленном причинении страданий или нанесении серьезных телесных повреждений, а также вреда психическому или физическому здоровью. 

Согласно свидетельским показаниям, полученным Международным комитетом по расследованию пыток, матрасы и постельное белье задержанным по политческим статьям не выдавались. Из передач изымались книги, конверты, записные книжки и письменные принадлежности. Каждый день, когда заключенные находились в камерах, на пол выливали по полведра воды с отбеливателем. Задержанные были вынуждены вдыхать ядовитые пары. Практиковались пытки лишением сна.

По официальной информации, было подано почти 5 тысяч заявлений в связи с получением телесных повреждений, нанесенных сотрудниками правоохранительных органов. Ни одного уголовного дела, однако, в Беларуси не было возбуждено.

3. Нарушение права на справедливое судебное разбирательство. Преследование адвокатов

Нарушения в административных и уголовных делах.

О нарушениях в правосудии свидетельствует то, как проходили и проходят судебные процессы над протестующими. У меня есть достаточно оснований говорить о таких процессах, так как я сам участвовал в них как адвокат.

Нарушение права на справедливое судебное разбирательство до сих пор имеют место на судебных разбирательствах по политически мотивированным административным делам в Беларуси. Приведу некоторые примеры:

– задержанным не предоставляется адвокат, даже в тех случаях, когда они имеют договор с адвокатом и настаивают на том, чтобы позвонить ему;
– задержанным не предоставляется возможность сообщить родственникам о своем задержании;
– право на непосредственное участие в судебном заседании не обеспечивается, поскольку все заседания проходят по видеосвязи. Задержанный находится в изоляторе временного содержания, а судебное заседание проходит в здании суда;
– право на конфиденциальное и беспрепятственное общение между клиентом и его/ее адвокатом не гарантируется. Задержанный может пообщаться с адвокатом лишь после начала судебного заседания. При этом такое общение в абсолютном большинстве ограничено 5, в редких случаях 10 минутами и не является конфиденциальным. В зале суда вместе с адвокатом присутствует секретарь суда, а в изоляторе вместе с задержанным находится охранник; 
– адвокатам не дают возможности досконально изучить дело. Часто им дается около часа на изучение дела, а также не разрешается делать копии материалов дела или фотографировать их;
– чаще всего судебные решения основываются исключительно на показаниях сотрудников милиции, которые при этом не разглашают свои имена и часто дают показания в масках, скрывающими их лица;
– возможности адвокатов по защите своих клиентов ограничены: ходатайства адвокатов о вызове свидетелей, запросе записей видеонаблюдения и информации от операторов мобильной связи о местонахождении клиента часто отклоняются судом.

При расследовании и рассмотрении уголовных дел также имеют место нарушения права на справедливое и открытое судебное разбирательство.

Во-первых, всех участников уголовного процесса предупреждают о недопустимости разглашения данных предварительного следствия, за что предусмотрена уголовная ответственность. При этом само понятие данных предварительного расследования трактуется максимально широко. Защитникам запрещено разглашать не только характер следственных действий, но даже статус своего подзащитного (свидетель, подозреваемый, обвиняемый), сущность обвинений и статьи уголовного кодекса, в нарушении которых обвиняется клиент.

При этом государственные СМИ часто распространяют ложную информацию об обвиняемых, при этом сами обвиняемые и их защитники не имеют возможности опровергнуть эту информацию, поскольку вообще не имеют права разглашать какую-либо информацию по делу.

Во-вторых, многие дела против активистов проходят на закрытых судебных заседаниях. Это объясняется якобы наличием экстремистских материалов в материалах дела, хотя, очевидно, настоящая причина – нежелание властей демонстрировать отсутствие надлежащих доказательств вины обвиняемого. Дело Максима Знака и Марии Колесниковой рассматривалось в закрытом судебном заседании, дело в отношении Сергея Тихановского в настоящее время также рассматривается в закрытом порядке.

Даже в случае открытых заседаний не каждый желающий может на них попасть. Часто залы судебных заседаний уже в момент открытия дверей оказываются заполненными неизвестными людьми.

Министерство иностранных дел Беларуси запретило сотрудникам дипломатических представительств в Минске приходить на судебные процессы без получения предварительного разрешения. Спецслужбы преследуют волонтеров, которые приходили на судебные заседания и фиксировали информацию о лицах, привлеченных к административной и уголовной ответственности.

Адвокат Максим Знак приговорен к 10 годам лишения свободы

6 сентября 2021 года Минский областной суд признал Максима Знака виновным по трем статьям Уголовного кодекса: заговор с целью захвата власти, создание экстремистской организации и публичные призывы к действиям, угрожающим национальной безопасности. Максима приговорили к 10 годам лишения свободы.

Максим Знак был адвокатом Виктора Бабарико, наиболее вероятного претендента на победу на президентских выборах 2020 года. После того как Виктор Бабарико не был зарегистрирован кандидатом в президенты, Максим Знак присоединился к избирательному штабу Светланы Тихановской. 

После выборов 2020 года Максим Знак вошел в президиум Координационного совета, основной целью которого было разрешение политического кризиса и обеспечение диалога между гражданами и властями.

Максима Знака осудили за консультирование лидеров избирательной кампании и попытки наладить диалог между правительством и гражданами.

Преследование адвокатов носит системный характер

Белорусские власти преследуют адвокатов, которые представляют в суде протестующих, активистов, журналистов, а также активно высказывают свою позицию. За последний год из коллегии были исключены около 30 адвокатов. Это значительная цифра, поскольку количество адвокатов, которые занимались «политическими» делами, оценивалось примерно от 100 до 200.

Так из коллегии адвокатов были исключены:

– Александр Пыльченко, защитник Виктора Бабарико и Марии Колесниковой;
– Людмила Казак, защитница Марии Колесниковой;
– Дмитрий Лаевский, защитник Виктора Бабарико и Максима Знака;
– Андрей Мочалов, защитник журналистки Екатерины Бахваловой;
– Антон Гашинский, защитник политтехнолога Виталия Шклярова и журналиста Андрея Александрова. 

Новый закон лишает адвокатов независимости

Весной 2021 года были приняты изменения в Закон об адвокатуре. Они направлены на лишение независимости адвокатуры и установление полного контроля Министерства юстиции над деятельностью адвокатов.

Основные изменения в Законе следующие:

– кандидаты на должность членов Совета Коллегии адвокатов должны быть заранее согласованы Министерством юстиции. Раньше согалсования Минюста не требовалось;
– перед сдачей экзамена в адвокатуру необходимо пройти стажировку. Список стажеров утверждает Министерство юстиции. Ранее список стажеров определялся исключительно Советом коллегий адвокатов;
– чтобы стать адвокатом, бывшим сотрудникам судов, правоохранительных и следственных органов больше не нужно сдавать экзамен, достаточно пройти устное собеседование. Раньше все кандидаты без исключения должны были сдавать экзамен;
– единственная форма работы юристов теперь – юридические консультации, которые создаются Советами коллегий адвокатов. Порядок работы консультаций определяется не самими адвокатами, а руководителем консультации, чья кандидатура согласуется с Министерством юстиции. Ранее помимо консультаций были предусмотрены такие формы работы, как адвокатское бюро (создаваемое и управляемое самими адвокатами) и индивидуальная адвокатская деятельность;
– бюджет коллегий адвокатов в настоящее время утверждается Советами коллегий (состав которых должен согласовываться Министерством юстиции). Ранее бюджет утверждался на общем собрании коллегии адвокатов.

4. Дискриминация

Существует множество фактов дискриминации граждан из-за их политических взглядов и мнений, которые имеют место во всех сферах жизни общества. Спортсменов исключают из национальных сборных, учителей и врачей увольняют, адвокатов исключают из коллегий, студентов отчисляют, а преподавателей, которые пытаются их защитить,  увольняют. Этот список можно продолжить.

С августа 2020 года более 100 врачей и медсестер, 35 спортсменов и тренеров и более 160 студентов были уволены или отчислены по политическим мотивам.

Приведу несколько примеров. Николая Козеко – главного тренера сборной Беларуси по фристайлу, тренера 4-х олимпийских чемпионов – отстранили от подготовки сборной, освободили от должности главного тренера и лишили возможности готовить спортсменов к отборочным турнирам Олимпийских игр. Его также лишили стипендии, а беларусские спортивные чиновники оказывали на него давления. Все это за то, что Николай подписал Открытое письмо и выражал в СМИ свою позицию против насилия и политических репрессий. Беларусские спортивные чиновники посчитали, что выражение Николаем своего мнения противоречит государственной политике.

Елена Баранова, кардиолог с 25-летним стажем, за комментарий к публикации коллеги в Facebook была уволена из Республиканского научно-практического центра «Мать и дитя». Баранова выразила свое отношение к ОМОНу и, в частности, написала, что «никогда не простит им своего сына». Ее сын был задержан в сентябре и провел несколько дней в изоляторе.

В декабре 2020 года из РНПЦ  «Мать и дитя» был уволен Андрей Витушко, детский неонатолог, врач-реаниматолог, проработавший там более 20 лет. Его контракт не был продлен без объяснения причин. По неофициальной версии, причиной увольнения стал арест Андрея в августе 2020 года и желание руководства клиники избавиться от врача, участвовавшего в протестной деятельности.

Также был уволен главный врач Минской городской детской больницы №3 Максим Очеретный. Есть основания полагать, что это произошло из-за того, что перед выборами он оставил свою подпись за Виктора Бабарико, а также из-за того, что он принял на работу двух врачей, которые ранее были уволены из других больниц по политическим мотивам. 

Илья Сильчуков, солист Большого театра оперы и балета Беларуси, победитель 16 международных вокальных конкурсов, был уволен из театра за участие в видеообращении против насилия.

В Могилевском государственном университете практически всех преподавателей, замеченных на акциях протеста или не поддерживающих власть, предупредили о возможном увольнении.

5. Что может сделать международное сообщество для восстановления правосудия и свободы в Беларуси

Вот основные шаги, которые может предпринять международное сообщество для восстановления справедливости и свободы в Беларуси:

– Отказаться от признания Лукашенко легитимным президентом Беларуси. Лукашенко, очевидно, не победил на последних выборах и не может быть признан президентом. Нельзя приглашать его и представителей официальных государственных органов на какие-либо мероприятия ни в каком статусе. Любая коммуникация с ними возможна только для установления потенциального диалога.

– Использовать международные правовые инструменты защиты прав человека. Помимо индивидуальных жалоб, подаваемых гражданами Беларуси в международные организации, необходимо также применять страновые жалобы, предусмотренные рядом конвенций. В частности, можно прибегнуть к статье 30 Конвенции против пыток и статье 41 Международного пакта о гражданских и политических правах.

– Собирать информацию о нарушениях прав человека в Беларуси, фиксировать доказательства преступлений, возбуждать и расследовать уголовные дела по принципу универсальной юрисдикции.

– Специализированные организации – ассоциации врачей, юристов, журналистов, профсоюзы – могут и дальше оказывать давление на беларусские власти.

21 сентября 2021 в 22:16