Светлана Тихановская: «Я хочу, чтобы наша революция обошлась наименьшим количеством жертв»

Тихановская в интервью «Настоящему времени» и «Европейской правде» рассказала о планах своей команды.

Какой у беларусов план?

  • «У беларусов план – победить, привести страну к новым выборам. Нет такого понятия, что мы даем людям план, какую-то узкую команду – и люди ее выполняют. Нет, наоборот, это люди нам предлагают: «Мы бы хотели сделать это. Мы бы хотели так протестовать». Мы все это слышим и обмениваемся мнениями с беларусами, которые сейчас в стране. И это постоянный диалог с гражданским обществом. Люди вынуждены искать новые формы протеста, и им это удается. Сейчас идет борьба на измор режима. 
  • Выход на улицы – это лишь одна из форм протеста, хотя, еще раз повторяю, она очень важная. Но также важны и забастовки на предприятиях. У нас уже рабочие объединяются в стачечные комитеты, организовывают коалиции, они понимают, что забастовочное движение рабочих очень важно. Есть наши невероятные дворы, которые объединяются и действуют уже по своим планам.
  • Режиму сложно. Режим привык все брать силой, а тут уже надо и голову подключать. Но у них не хватает ни опыта, ни понимания, как это люди делают.

О переговорах:

  • Создание переговорной площадки – это процесс. Мы начали его обсуждать еще осенью, но очень много факторов влияет на эту работу. Но в наших интересах, в интересах всей страны и близлежащих стран начать диалог как можно быстрее. Поэтому сейчас в интенсивном темпе это все обсуждается и организуется площадка для переговоров.
  • Переговоры нужны для возврата гражданам Беларуси права выбора – чтобы решить кризис в Беларуси. Кто-то может простить Лукашенко, кто-то не может, но это уже не вопрос переговоров. 

О расколе среди сотрудников режима:

  • Я не смотрю пропагандистские фильмы, но мне рассказывали о них. И, судя по всему, последний фильм направлен на очередное устрашение работников силовых структур. Но, мне кажется, он сработал совершенно в противоположную сторону. Стало очевидно, что никакого единства в силовых структурах нет, что там раскол, многие сотрудники в замешательстве. И более того, мы знаем, что работники этих самых силовых структур и других ведомств также хотели бы выхода из экономического, политического и гуманитарного кризиса.
  • Конечно, они тоже испытывают страх, потому что режим беспощаден. Но мы получаем постоянно информацию – аудиозаписи, видео, документы – о том, что там все очень и очень нестабильно.

О ненасильственном протесте:

  • Протестное движение в Беларуси не угасало никогда. Люди даже при таком уровне репрессий и насилия продолжают искать новые формы. Сейчас нет возможности у людей выходить массово на улицы, потому что вся бронетехника выведена, по улицам в праздничные дни гуляет только ОМОН и законспирированные сотрудники ведомственных структур. Но люди все равно выходят, видят друг друга. [После 25 марта] я получала очень много сообщений: «Мы встретились, мы увидели глаза друг друга», «Мы здесь».
  • Режим обязательно падет, это вопрос лишь времени и количества жертв – людей, которыми режим готов пожертвовать ради сохранения власти одного человека. 
  • Как женщина, я хочу, чтобы наша революция обошлась наименьшим количеством жертв. Мы все время ищем возможности и способы урегулировать этот вопрос мирно – мирные протесты на улицах, вывешивание символики, постоянная демонстрация того, что нас много. Этакий «изматывающий протест». 
  • Сейчас наша задача – оказывать такое мощное давление на этот режим, чтобы любой триггер сработал. Это может быть стачка на каком-то заводе или общенациональная забастовка. Скорее всего, не будет какого-то одного события, которое «заставит режим пасть». Но он уже шатается, в нем идут необратимые процессы. Это как горящий торфяник. Вроде бы земля ровная, но там все горит, и если станешь – провалится».

5 апреля 2021 в 19:15