Светлана Тихановская: «Всё тайное станет материалами для честных судов»

«Завтра, 14 мая, в 10:30 в суде Октябрьского района Минска начинается «суд» над студентами и преподавателями, задержанными в ноябре 2020-го: Ксенией Сыромолот, Анастасией Булыбенко, Глебом Фицнером, Егором Канецким, Ильёй Трахтенбергом, Викторией Гранковской, Марией Каленик, Касей Будько, Яной Оробейко, Татьяной Екельчик, Аланой Гебремариам и Ольгой Филатченковой. 

Вы можете прийти в суд Октябрьского района на ул. Семашко, 33 в 10:30 и поддержать их. Ведь благодаря этим смелым девушкам и парням мы узнали, кого режим считает реальной угрозой: молодежь и преподавателей, лучших представителей своих факультетов и университетов, студентов, которые поступали с золотыми медалями и набирали по 100 баллов на ЦТ.

Сегодня, 13 мая, барабанщик группы «Требуем разойтись» Алексей Санчук получил 6 лет колонии строгого режима – только за то, что играл на маршах. При задержании силовики его избивали и требовали пароль от телефона.

На этой же неделе начался «суд» над политиками и активистами Павлом Северинцем, Ириной Счастной, Евгением Афнагелем, Павлом Юхневичем, Дмитрием Козловым, Максимом Винярским, Андреем Войничем. Этот процесс сделали полностью закрытым. 

Почему? Потому что даже представители режима понимают, что такое «правосудие» не имеет ничего общего с законом. Университетскую, активистскую, культурную элиту пытаются выставить страшными преступниками и предать забвению. Заключенным лидерам протеста не передают послания – Маша Колесникова на свой день рождения не получила как минимум 360 отправленных писем, а ей самой выставили обвинение со сроком до 12 лет тюрьмы. Адвокатов лишают лицензий и меняют закон об адвокатуре, чтобы даже они не могли увидеть и рассказать, что действительно происходит в тюрьмах. При этом те, кто выходит из-за решетки, рассказывают, как людей избивают, бросают в камеры голыми и заливают хлоркой. А на суды над этими же людьми не впускают ни журналистов, ни коллег, ни родственников узников совести.  

Если режим заявляет, что надо «прекратить никому не нужное противостояние», и ему нечего скрывать – то почему он так тщательно прячет свои преступления и судилища? На процессе над Северинцем в Могилёвском областном суде заявили, что заседание будет закрытым, потому что материалы следствия относятся к «тайне, которая охраняется законом». На самом деле это тайна, которая охраняется балаклавами силовиков. И пока мы с вами продолжаем борьбу и протест, никакого забвения не будет. А всё тайное станет материалами для честных судов.

Я знаю, что в новой Беларуси закон будет одинаковым для всех. Что все наши герои перемен будут реабилитированы и восстановлены на работе и в университетах. Но самое главное – я знаю, что мы проведём открытый и независимый суд над прошлым, чтобы больше никогда не допустить подобных «тайн» в будущем».

13 мая 2021 в 16:12